Холмс поддавался на лесть и, надо отдать ему справедливость, был

человеком отзывчивым. Эти две силы побудили его, вздохнув, безропотно

положить на место кисточку для клея и отодвинуться от стола вместе со

своим креслом.

- Ну что ж, миссис Уоррен, рассказывайте. Вам не помешает, если я

закурю? Спасибо. Уотсон, - спички! Насколько я понимаю, вы обеспокоены

тем, что ваш новый жилец не выходит из своих комнат и вы никогда его не

видите? Простите, миссис Уоррен, но будь я вашим постояльцем, вы частенько

не видели бы меня неделями.

- Вы правы, сэр, только тут совсем другое. Мне страшно, мистер Холмс.

Я не сплю по ночам от страха. Слушать, как он ходит там взад и вперед, с

раннего утра и до позднего вечера, и никогда его не видеть - такого мне не

вынести. Мой муж нервничает, как и я, но он весь день на службе, а мне

куда деваться? Почему он прячется? Что он натворил? Кроме служанки, я одна

с ним в доме, и мои нервы больше не выдерживают.

Холмс наклонился к женщине и положил ей на плечо свои длинные, тонкие

пальцы. Он, когда хотел, проявлял чуть ли не гипнотическую способность

успокаивать. Взгляд женщины утратил выражение испуга, а черты ее

взбудораженного лица обрели присущую им обыденность. Она села в указанное

Холмсом кресло.

- Если я берусь распутать загадку, я должен знать мельчайшие

подробности, - сказал он. - Соберитесь с мыслями. Самая незначительная




name:
email:
message:
antispam vvedite
3465

Новости